Жертвы религиозных преследований рассказывают свои горькие, но жизнеутверждающие истории

Ньяма Ламо, племянница тибетского религиозного лидера Тензина Делека Ринпоче, пытается добиться правдивой информации о смерти своего дяди в китайской тюрьме в 2015 году. За это она и ее родственники арестовывались, и власти продолжают их преследовать.

В числе других переживших преследования на религиозной почве Ньяма Ламо поделилась своей историей с участниками Совещания министров по вопросам религиозной свободы, проходящего в Вашингтоне. На родине некоторые из них могут быть за это наказаны. Однако они высказали свое мнение и продолжат борьбу с притеснениями религиозных свобод во всем мире. “Эта конференция, которая была организована Государственным департаментом и в которой приняли участие правительства многих стран мира, дает мне надежду”, – говорит Ньяма.

Джеффри Мейерс, раввин синагоги “Древо жизни” в Питтсбурге (штат Пенсильвания), в которой в 2018 году были убиты одиннадцать прихожан, сказал: “Только через… сострадание, сочувствие и доверие друг к другу могут быть разрушены искусственные преграды, которые построены нами, чтобы отстраниться от тех, кто нас не любит”.

Познакомьтесь с некоторыми другими участниками конференции:

(© Emre Tazegul/AP Images)
(© Emre Tazegul/AP Images)

Пастор Евангелистской христианской церкви Эндрю Брансон провел два года в заключении в Турции по обвинению “в членстве в вооруженной террористической организации”. До ареста Брансон, гражданин США, проживал в Турции более 23 лет. В результате активной кампании международного давления и вмешательства Соединенных Штатов – на уровне высшего руководства – Брансону было разрешено вернуться в США.

(© Mohammad Ponir Hossain/Reuters)
(© Mohammad Ponir Hossain/Reuters)

Мохиб Улла пережил в 2017 году этнические чистки мусульман рохинджа в Бирме. Вместе с другими жертвами чисток он работает в лагере беженцев, спасающихся от бирманских военных, которые убивали их, насиловали женщин, поджигали их дома. Сейчас Мохиб Улла является председателем Общества мира и прав человека араканских рохинджа (ARSPH), самой крупной общественной организации правозащитников, созданной беженцами рохинджа в Кокс-Базаре (Бангладеш).

(© Riccardo De Luca/AP Images)
(© Riccardo De Luca/AP Images)

Мариам Ибрагим – суданская христианка, которой за отказ оставить свою веру был вынесен смертный приговор. В тюрьме выяснилось, что Мариам беременна, и ее телесные наказания и казнь были отложены до рождения ребенка. Международные протесты способствовали освобождению Мариам вскоре после рождения в 2014 году ее дочери. В конце концов она с семьей приехала в Соединенные Штаты. С момента освобождения Мариам всеми силами стремится отстаивать права тех, кого преследуют за веру.

(© Joel Mason-Gaines/U.S. Holocaust Memorial Museum)
(© Joel Mason-Gaines/U.S. Holocaust Memorial Museum)

Ирэн Вайс пережила Холокост, но потеряла большинство родных, замученных нацистами в концентрационном лагере Освенцим-Биркенау. Она часто рассказывает людям о пережитом в лагере смерти. “У нас должно быть правительство, отстаивающее свободу религии для всех людей”, – сказала Ирэн Вайс, выступая на прошлогоднем Совещании министров по вопросам свободы вероисповедания.

(© Edgar Su/Reuters)
(© Edgar Su/Reuters)

Доктор Фарид Ахмет выжил во время террористического акта в марте 2019 года в мечети в Крайстчерче в Новой Зеландии. Его супруга погибла. Она была застрелена, когда вернулась в мечеть помочь мужу, который сидел в инвалидном кресле. В тот день во время массовых расстрелов людей в мечети Аль-Нур и в Исламском центре “Линвуд” от рук террориста погиб 51 человек. На поминальной службе 29 марта доктор Ахмет объявил, что простил убийцу. Он сказал: “Я не хочу, чтобы мое сердце было подобно бурлящему вулкану. В вулкане есть злоба, ярость и гнев. В нем нет мира, только ненависть… Он выжигает сам себя и все вокруг. Я не хочу, чтобы у меня было такое сердце, и верю в то, что иметь такое сердце не хочет никто”.