Писать о повседневной жизни – преступление в Иране

Иностранный корреспондент Washington Post Джейсон Резаян, обвиненный в шпионаже и подвергавшийся угрозе казни за свою работу в качестве журналиста, по-прежнему страдает от кошмаров в результате своего мучительного 18-месячного заключения в иранской тюрьме Эвин.

Как он рассказывает в своих свежих мемуарах “Узник: мои 544 дня в иранской тюрьме”, 42-летний Резаян и его иранская жена и коллега-журналист Егане Салехи были арестованы под дулом пистолета и брошены в одиночные камеры в июле 2014 года.

Салехи освободили через 72 дня. Как описывает Резаян, он был признан виновным на фиктивном судебном процессе, который быстро превратился в оруэлловский кошмар, когда следователи из иранской разведывательной службы придумывали теории заговора и угрожали ему казнью или расчленением.

“Это становилось все более и более абсурдным. Я был причиной всех проблем Исламской Республики”, – говорит он.

Родившийся в Калифорнии Резаян, который также получил иранское гражданство через своего отца-иммигранта, был освобожден в результате обмена заключенными в тот же день в январе 2016 года, когда Соединенные Штаты и Иран заключили договор по ядерному оружию.

Ему больно оттого, что другие американцы продолжают томиться в иранских тюрьмах по ложным обвинениям. Один из них – американский аспирант Принстонского университета Сиюэ Ван, проводивший исторические исследования, когда его арестовали и приговорили к десяти годам лишения свободы за шпионаж. Роберт Левинсон, отставной сотрудник ФБР, пропал без вести после поездки в Иран почти 12 лет назад. Законный постоянный житель США Низар Закка был арестован в 2015 году после того, как правительство Рухани пригласило его выступить на конференции по проблемам женщин и устойчивого развития.

“Каждый новый фарсовый арест является напоминанием о том, что захват заложников – 52 человек, если быть точным, – стал знаковым шагом этого режима, когда он начался 40 лет назад”, – пишет Резаян.

Он имеет в виду 52 американских дипломатов, удерживаемых в течение 444 дней после того, как радикалы штурмовали посольство США в ноябре 1979 года.

Как подробно описывает Резаян, люди, захватившие его в плен, постоянно лгали и пытались его обмануть, но они также испытывали любовь к американской культуре. Его главный следователь хотел, чтобы актер Уилл Смит сыграл его роль в голливудском фильме по мотивам книги, которую неизбежно напишет Резаян – если он выберется из Эвина.

Покойный отец Резаяна, Таги Резаян, приехал в Соединенные Штаты из Ирана в 1959 году, чтобы поступить в колледж. Он познакомился со своей будущей женой Мэри Брем и стал торговать персидскими коврами. Мать, жена и брат Джейсона Али, а также редактор и издатель Washington Post вели неустанную кампанию #FreeJason (“свободу Джейсону”).

Так же, как его похитители были очарованы американской культурой, так и Резаян был пленен родиной своего отца. Именно это побудило его переехать в Иран в 2009 году для работы фрилансером, а затем стать главой тегеранского корпункта Washington Post в 2012 году. Он освещал не только политику, но и повседневную жизнь людей.

На требования своих тюремщиков “признаться” в обмен на свободу он неоднократно отвечал: “Я не являюсь ничьим агентом, кроме Washington Post”.

Ирония в том, как позже сказал Резаяну международный обозреватель Washington Post Дэвид Игнейшес, что “вы пытались сделать Иран реальным местом в глазах читателей. … Вы пытались популяризировать его культуру”.

А в настоящее время в Иран не могут вернуться ни Резаян, ни его жена.