Почему Коммунистическая партия Китая боится привидений

Многие любят смотреть качественно снятые фильмы ужасов или кино, в которых герои приключений перемещаются через время и пространство.

По приказу Коммунистической Партии Китая фильмы, газеты, телевидение и социальные СМИ, работающие на территории КНР, регулярно подвергаются цензуре за критику репрессивных действий в Тибете, жестокий разгон митингующих на площади Тяньаньмэнь и, конечно, самой цензуры.

Но почему КПК обеспокоена привидениями и путешествиями во времени?

По данным доклада «Сделано в Голливуде с применением китайской цензуры«, недавно опубликованного PEN America, по приказу КПК цензуре подвергаются вопросы, которые могли бы напоминать зрителям авторитарный стиль правления и коррупцию партии.

В докладе говорится, что в китайской литературе и сказках «злые привидения» служат символом коррумпированных чиновников, ссылаясь на слова родившегося в Китае британского художника Аовэня Цзиня. «Введение запрета на рассказы о привидениях на западе звучит смешно и абсурдно, но это отражает глубокий, исторический страх правительства перед собственным населением», — сказал Цзинь.

Показ новой версии фильма «Охотники за привидениями», снятой в США в 2016 году, был запрещен в Китае. Фильм попал под ограничения, введенные КПК в 2008 году, на фильмы, которые изображают «ужас, привидения и сверхъестественные явления.»

Некоммерческой организации PEN America, которая занимается защитой свободы выражения мнений, один работающий в Голливуде сценарист сообщил, что сегодня было бы невозможно снять новую версию популярного фильма 1990 года «Привидение» с Деми Мур сегодня в связи с опасениями о том, что цензоры не допустят его к прибыльному рынку КНР.

Сторож рассматривает афиши, вывешенные за рядом велосипедов (© Greg Baker/AP Images)
Сторож смотрит на доску для объявлений, увешанную афишами возле кинотеатра в Пекине 25 апреля 1997 года. (© Greg Baker/AP Images)

Доклад PEN America представляет собой дополнительное свидетельство о том, на что готова КПК ради того, чтобы продолжать обеспечивать контроль над информацией. Комитет по защите журналистов в своем докладе от 2019 года сообщил, что в китайских тюрьмах пребывает больше журналистов, чем в любой другой стране.

В КПК десятки тысяч членов партии на национальном, провинциальном и местном уровне ведут слежку за интернетом. В список запрещенного контента входят упоминания о нарушениях прав человека на площади Тяньаньмэнь в 1989 году до изображений Винни-Пуха, который китайские пользователи интернета используют как символ президента Си Дзинь-пиня.

Стремление переписать историю

Режим стремится позволить китайцам узнавать только версию истории, которую им преподносит Партия.

В 2011 году цензоры КПК опубликовали рекомендации, которые запрещают описания путешествий во времени, заявив, что подобные фильмы «демонстрируют легкомысленное отношение к истории.» Хотя требования сформулированы нечетко, один голливудский продюсер сообщил PEN America, что фильмы с путешествиями во времени могли бы предоставить зрителям различные интерпретации истории.

В 2019 году монгольский историк Лхамджаб Борджигин в связи с его критическим отношением к современной истории был приговорен к тюремному заключению по обвинениям в «сепаратизме» и в «подрыве национального единства» после того, как он издал книгу, описывающую кровавые преступления, совершенные КПК во Внутренней Монголии во время Культурной Революции.

Нарушения прав человека продолжаются

Цензура КПК не останавливается у китайской границы. Кинорежиссеры во всем мире соглашаются по просьбе КПК менять определенные детали, преобразовывать героев и переписывать важные события в сценарии с целью получения доступа к китайским зрителям.

Американский режиссер Джадд Апатоу недавно в интервью с MSNBC сказал, что, возможно, никогда не будут сняты фильмы, освещающие продолжающиеся нарушения прав человека в Китае, в том числе заключение более миллиона уйгуров и представителей других меньшинств в лагеря для интернированных в Синьцзяне.

«Вместо того, чтобы превращать Китай в более свободную страну путем развития деловых отношений, — сказал Апатоу, — Вместо этого… Китай купил наше молчание.»

В июле министр юстиции США Вильям Барр заявил: «Глобализация не всегда приводит к расширению свободы. Если весь мир будет плясать под дудку Коммунистической Партии Китая, в нем не могут существовать институты, нуждающиеся в свободных рынках, свободной торговле или свободном обмене мнениями.»