Тиллерсон обращается к коалиции 68 стран с призывом победить ИГИЛ

74

Следующее заявление было сделано государственным секретарем Рексом Тиллерсоном на заседании Глобальной коалиции по борьбе с ИГИЛ, состоявшемся в Вашингтоне 22 марта:

ГОССЕКРЕТАРЬ ТИЛЛЕРСОН: Доброе утро! Спасибо всем присутствующим за то, что вы прибыли в Вашингтон для участия в конференции министров иностранных дел, посвященной борьбе с ИГИЛ/ДАИШ. Такое количество участников воодушевляет. Когда боевики ИГИЛ и ДАИШ включат свои телевизоры и компьютерные мониторы, они убедятся в мощи коалиции 68 государств и организаций. Мы полны решимости нанести ИГИЛ/ДАИШ сокрушительное поражение. Наша коалиция едина в своей цели остановить возрождение ИГИЛ, развеять его глобальные амбиции и развенчать его идеологию. И мы готовы к тому, чтобы в этой битве стать сильнее и агрессивнее.

Президент Трамп в своем недавнем обращении к Конгрессу со своей ясностью заявил, что целью политики Соединенных Штатов является разрушение и уничтожение этой варварской террористической организации. И это то, что мы намерены сделать.

Многие из нас, сегодня присутствующих здесь, знают о зверствах ИГИЛ не понаслышке. Именно сегодня исполнился год с того дня, как в Брюсселе было убито 32 и ранено 300 ни в чем не повинных людей. Министр иностранных дел Бельгии в настоящее время принимает участие в посвященных их памяти мероприятиях, проходящих в его стране. Мы благодарны за участие в нашей встрече послу Бельгии, нашего союзника.

В том же месяце погиб один ребенок и было ранено 600 иракцев, когда ИГИЛ применило химическое оружие в городе Таза, южнее Киркука. ИГИЛ осуществило ужасающие террористические акты на улицах Парижа и Стамбула, спланировав их в своей штаб-квартире в Ракке. Соединенные Штаты тоже испытали на себе инспирированные ИГИЛ кибератаки в социальных сетях – новое явление, которому мы все вместе противостоим и которое станет одним из главных вопросов нашей сегодняшней дискуссии.

Отдавая дань памяти и скорби тем, кто пал жертвой ненависти ИГИЛ, давайте почтим их непоколебимую преданность делу нашей победы. Более всего собравшихся здесь сегодня объединяет наше обязательство сокрушить глобальные силы зла. Подчеркиваю – обязательство. Успех в достижении нашей общей цели зависит от нашей приверженности поставленной задаче – ликвидации этой террористической организации.

Готовясь к нашей встрече, мы выяснили, что в 2017 году на гуманитарные цели, стабилизацию и разминирование освобожденных районов Ирака и Сирии необходимо выделить более 2 миллиардов долларов. Я с удовольствием объявляю о том, что нам удалось заручиться финансовыми обязательствами, превышающими эту сумму. Давайте выполним наши обязательства, и тогда мы сможем быстро покрыть все нужды уже до конца текущего года.

Оценивая события последнего года или около того, мы не можем не отметить впечатляющий прогресс, достигнутый коалицией. Кроме значительного роста привлеченного финансирования в последнее время, за год в Сирию и Ирак сумело проникнуть на 90 процентов меньше террористов из-за рубежа. Сейчас террористам труднее туда просачиваться, и что еще более важно, труднее проникать оттуда в наши страны и угрожать нашей безопасности.

В ходе операции “Щит Евфрата” Турция отбросила ИГИЛ от турецко-сирийской границы. Сейчас эта граница полностью неприступна для ИГИЛ, и мы удержим ее столь же неприступной. У Абу Бакра аль-Багдади не осталось в живых почти ни одного заместителя, и среди ликвидированных – вдохновители и организаторы терактов в Брюсселе, Париже и в других местах. Такая же судьба уготована и самому аль-Багдади, и это всего лишь дело времени.

Правительство национального единства Ливии и воины Мисрата выбили ИГИЛ из Сирта, последнего оплота террористов вне Ирака и Сирии. Сегодня мы рады приветствовать здесь представителей правительства Ливии.

На поле боя в Ираке и Сирии наши союзники освободили от ИГИЛ 500 тысяч кв. км территории, на которой в городах и селениях проживает около 2, 5 млн человек. Что еще важнее, все освобожденные территории удерживаются. ИГИЛ не смог вернуть их под свой контроль.

Семнадцать членов коалиции производят контент на пяти языках для противостояния пропаганде ИГИЛ и его активности в интернете. В 2017 году эти усилия на 75 процентов сократили интернет-контент ИГИЛ и ликвидировали 475 тысяч связанных с ИГИЛ аккаунтов в Твиттере.

В Ираке, в районах, ранее контролировавшихся ИГИЛ, более полутора миллиона человек вернулись в свои дома. Отток перемещенных лиц из этих районов прекратился, и такая тенденция должна продолжаться. Соседние страны, расположенные рядом с зоной конфликта, такие как Иордания, Турция и Ливан, предприняли ряд гуманитарных действий по урегулированию регионального беженского кризиса, включая принятие у себя миллионов беженцев, многие из которых благодаря подобным усилиям смогли вернуться к нормальной жизни в своих странах.

Мы должны особо отметить Иракскую Республику. Премьер-министр Абади, который находится сейчас рядом со мной, продемонстрировал свою преданность и отвагу, часто выезжая на линию фронта, воодушевляя своих военных и заботясь о людях после сражений. Его видение будущего Ирака опирается на стремление к стабильности и инклюзивному правительству.

Продолжающееся наступление возглавляемых Ираком сил на Мосул выбивает ИГИЛ из ключевого стратегического пункта и освобождает миллион гражданских лиц. Иракские военнослужащие, многие из которых прошли обучение в нашей коалиции, проявляют героизм и в своих военных действиях ставят на первый план заботу о безопасности мирных жителей.

Мосульская кампания не могла бы достичь успеха без сотрудничества между Силами безопасности Ирака и курдской Пешмергой. Я рад видеть здесь сегодня представителя Регионального правительства Курдистана Фуада Хусейна, вместе с премьер-министром Абади. Именно тесное сотрудничество между иракским народом и его лидерами ускорит разгром ИГИЛ и гарантирует, что ИГИЛ никогда не вернется в Ирак.

Победы в Ираке и Сирии, доставшиеся дорогой ценой, обратили развитие событий в пользу нашей коалиции, однако мы должны наращивать интенсивность действий и закреплять достигнутое на следующем этапе борьбы против ИГИЛ. Нашей главной задачей является не ослабление ИГИЛ. Мы должны разгромить ИГИЛ. Я признаю, что на Ближнем Востоке имеется множество серьезных вызовов, однако победа над ИГИЛ – это для Соединенных Штатов задача номер один в регионе. Как мы указывали ранее, когда кругом одни приоритеты, ни одного настоящего приоритета не существует. Мы должны концентрировать наши усилия на достижении самой главной цели.

В данный момент мы все еще находимся на этапе крупных военных операций. Экспансия ИГИЛ потребовала массивной военной реакции, и наши наступательные действия приводят к освобождению территорий в Ираке и Сирии, где ранее имело место широкое и деструктивное присутствие ИГИЛ. На данном этапе наша конечная цель – военной силой изгнать ИГИЛ из региона. Военная мощь коалиции будет применяться и далее везде, где существовал этот лживый халифат, с тем, чтобы создать условия для полного освобождения от тирании ИГИЛ. Под руководством президента Трампа, опираясь на силу нашей исторической коалиции, мы будем оказывать мощное давление на нашего общего врага.

Вскоре наши действия с Ираке и Сирии вступят в новую фазу, определяемую переходом от крупных военных операций к стабилизации. Переходя к этапу стабилизации, наша коалиция будет продолжать заниматься разминированием и восстанавливать водоснабжение и электроснабжение – важнейшие условия возвращения населения в свои дома. Мы будем продвигать региональные дипломатические решения для устранения политических и межконфессиональных споров, позволявших ИГИЛ процветать. Наша коалиция вместе с будущими партнерами продолжит оказывать пострадавшим общинам необходимую гуманитарную помощь.

Мы ценим деятельность работающей по эгидой ООН Программы финансирования на цели немедленной стабилизации, которая только в одной провинции Анбар помогла более чем полумиллиону перемещенных лиц вернуться в свои дома. Важней задачей коалиции остается продолжение программ подготовки полиции, а также разминирование и ликвидация опасных материалов.

Мы будем помогать людям возвращаться в свои дома и продолжим работу с властями на местах. Они возьмут на себя устойчивое и честное государственное управление, восстановление инфраструктуры и организацию важнейших видов обслуживания населения. Мы будем пользоваться нашим дипломатическим присутствием на местах, чтобы держать открытыми канали диалога между местными властями и партнерами по коалиции. Такие инициативы хорошо себя зарекомендовали в Ираке, и мы стремимся применять их для решения конкретных задач в Сирии. И хотя процесс выработки более конкретного направления действий в Сирии все еще продолжается, могу заверить вас, что Соединенные Штаты будут усиливать давление на ИГИЛ и аль-Кайду и что мы будем создавать внутренние зоны безопасности путем заключения перемирий с тем, чтобы беженцы могли возвращаться домой.

Мы как коалиция не занимаемся решением задач национального строительства или реконструкции. Наша цель – направлять ценные и ограниченные ресурсы наших государств исключительно на предотвращение восстановления мощи ИГИЛ и на помощь пострадавшему от войны населению, чтобы оно могло восстановить свои гражданские институты и вернуться к стабильности.

Успешный период стабилизации улучшит условия повседневной жизни для миллионов людей. Сегодня на востоке Мосула в рамках стабилизационных проектов ведутся работы по разбору завалов, разминированию, восстановлению водоснабжения и электроснабжения, и почти 30 тысяч девочек и мальчиков смогли вернуться к школьным занятиям. Эти действия проводятся под руководством иракцев на местах, в сотрудничестве с центральным правительством премьер-министра Абади.

Успешный этап стабилизации позволит перейти к успешному этапу нормализации. На этапе нормализации местные лидеры и местные органы управления при нашей поддержке возьмут на себя процесс восстановления районов, освобожденных от ИГИЛ. Развитие и восстановление гражданского общества в этих районах приведет к ликвидации влияния ИГИЛ и к возвращению стабильности и мира вместо хаоса и страданий.

Однако ничего этого само собой не произойдет. Все мы должны принимать участие в работе. На сегодня Соединенные Штаты предоставляют в Ираке и Сирии 75 процентов военных ресурсов, поддерживая наших местных партнеров в их борьбе против ИГИЛ. В области гуманитарной и стабилизационной поддержки имеет место обратное соотношение: Соединенные Штаты обеспечивают 25 процентов, а остальные 75 процентов поступают от остальных участников коалиции.

Соединенные Штаты будут и дальше вносить свой вклад, однако местная обстановка требует от всех нас большего. Я хотел бы попросить каждую страну подумать, как она может лучше всего поддержать жизненно важные усилия по стабилизации, особенно путем предоставления военных и финансовых ресурсов.

Принимая меры по стабилизации в районах продолжающегося физического присутствия халифатов ИГИЛ в Ираке и Сирии, мы должны также не допускать распространения их идеологии ненависти в других районах. Утрата территорий в Ираке и Сирии вынуждает ИГИЛ расширять свои существующие филиалы и создавать новые операционные базы в других странах мира. Уже сейчас мы видим, как связанные с ИГИЛ ячейки возникают от Океании до Центральной Азии и Южной Америки. Только в этом месяце десятки людей были убиты и ранены в Кабуле (Афганистан), когда в больницу ворвались боевики ИГИЛ, переодетые врачами.

Мы знаем, что военная сила способна победить ИГИЛ на поле боя, однако для нанесения смертельного удара потребуется совместная мощь нашей коалиции. Во избежание глобальных вспышек все мы должны принять следующие контрмеры: во-первых, продолжать контртеррористические и правоохранительные действия внутри каждой страны. Все мы должны продолжать оказывать давление на сети ИГИЛ внутри наших стран и предпринимать решительные правоохранительные действия для пресечения их роста. ИГИЛ устанавливает связи между своими сетями через все континенты, и мы должны разрушать каждое звено в их цепях. ИНТЕРПОЛ, самый новый \участник нашей коалиции, играет важнейшую роль в перекрытии всех маршрутов, используемых террористами ИГИЛ для перемещения и создания угроз в наших странах.

Во-вторых, мы должны активнее осуществлять обмен разведданными и информацией между нашими внутренними службами безопасности и нашими государствами. Благодаря обмену информацией внутри коалиции нам удалось предотвратить целый ряд нападений. Этот процесс должен расширяться и ускоряться, не натыкаясь на ведомственное или международное соперничество. В качестве примера укажу на действия стран Западной Африки, сумевших оставить в стороне национальные разногласия и встать на борьбу против “Боко Харама”. Все мы должны следовать этому замечательному примеру.

Мы также должны посмотреть этой враждебной идеологии прямо в глаза и увидеть, чем она является на самом деле – извращенной интерпретацией ислама, которая угрожает всем нам. Как недавно заявил Его Величество король Иордании Абдалла II: “Все, чем они являются, все, что они делают, – это вопиющее нарушение… моей веры”. Не все боевики ИГИЛ – выходцы из бедных или обедневших общин. Многие из них – представители среднего или даже высшего класса, обратившиеся к радикальному и ложному утопическому видению, которое будто бы основывается на Коране. Наши мусульманские партнеры и их религиозные лидеры должны бороться с этим порочным идеологическим посылом. И мы благодарны за то, что многие взяли и готовы взять на себя эту ответственность.

Наконец, в сочетании с нашим активным противодействием боевикам во многих странах, мы должны лишить ИГИЛ возможности распространять свое послание и вербовать новых последователей в интернете.

“Цифровой халифат” не должен расцвести, придя на смену физическому.

Как мы видели на примере атак в Ницце, Берлине, Орландо и Сан-Бернардино, интернет – это самое лучшее оружие ИГИЛ для превращения новобранца в саморадикализированного боевика. По мере того как боевикам становится все труднее проникать в Ирак и Сирию, новый призыв ИГИЛ звучит так: “Оставайтесь там, где вы есть… ведите войну во имя ДАИШ, где бы вы ни жили”.

Инспираторы ИГИЛ во всем мире проводят дни за клавиатурой, общаясь с потенциальным террористом, методично подпитывая безумное стремление рекрута развивать местные сети или организовывать нападения в своей стране.

Мы добиваемся прогресса, но нам нужно делать больше, чтобы отразить эту угрозу. Круглые сутки наши коалиционные центры информационного противодействия в ОАЭ, Великобритании и Малайзии влияют на ситуацию, и подобные усилия следует тиражировать и расширять в других местах.

Усилия по борьбе с пропагандой должны продолжаться как в онлайне, так и на местах – в странах, где религиозные лидеры имеют возможность высказаться против радикализации. Наши мусульманские партнеры, в частности Саудовская Аравия и Египет, играют важную роль в борьбе с заявлениями ИГИЛ и других радикальных исламских террористических группировок.

Мы все должны углублять сотрудничество с техноиндустрией, предотвращая использование шифровальных технологий в поддержку сотрудничества между экстремистами.

Нам нужны новые прорывы глобальной техноиндустрии в общей борьбе, и мы благодарны компаниям, которые уже сейчас отвечают на этот вызов. Мы должны поставить себе на службу выдающиеся достижения в анализе данных и разработке алгоритмов для создания инструментов, способных обнаруживать пропаганду ИГИЛ и распознавать грозящие атаки.

Исследователи в Соединенных Штатах уже разрабатывают инструменты, которые прочесывают темные закоулки интернета в поисках материалов ИГИЛ, но им нужна помощь, чтобы достичь цели еще быстрее. Позже за ланчем Али Джубейр подробно расскажет о том, как добиться победы на этой арене.

Однако позвольте мне выразиться предельно ясно: мы должны бороться с ИГИЛ в онлайне столь же агрессивно, как и в офлайне.

В заключение хочу отметить, что ИГИЛ представляет собой постоянный вызов нашей коллективной безопасности, но, как мы видим, оно не сильнее, чем все мы, когда работаем сообща. Мы должны помешать ИГИЛ поддерживать свое присутствие на земле и в киберпространстве. Мы должны укреплять сотрудничество и безопасность границ, авиационную безопасность, правоохранительную деятельность, финансовые санкции, противодействие пропаганде и обмен разведданными. И мы должны продолжать инвестировать в освобожденные регионы Ирака и Сирии, чтобы помочь ни в чем не повинным людям восстанавливать и стабилизировать свои общины.

На данный момент это означает продолжение очистки местности от взрывчатых веществ, восстановление водоснабжения и электроснабжения, оказание гуманитарной помощи и поддержки переселенцам, а также налаживание партнерских отношений с местными лидерами, отвергающими экстремизм. Для нас сегодня – это возможность открытого и честного обмена информацией и поощрения. Как союзники, призванные победить общего врага, мы должны стремиться понимать и уважать взгляды друг друга и принимать идеи, которые позволят достичь нашей цели.

Самое главное, сейчас настало время укрепить нашу общую приверженность безопасности и инвестировать в борьбу, в которой мы все заинтересованы.

Большое спасибо.