Воспоминания священника Элберта Рэнсома о Мартине Лютере Кинге

Элберт Рэнсом вырос на Юге Соединенных Штатов. С 17 лет он боролся за гражданские права. С Мартином Лютером Кингом он познакомился в Монтгомери (штат Алабама), когда тому было 24. Рэнсом помогал Кингу с 1954 по 1968 год. Он принимал участие в организации автобусного бойкота в Монтгомери, марша на Вашингтон 1963 года и марша Сельма-Монтгомери. Рэнсом, рукоположенный священник, проповедует идею ненасилия по всему миру.

Он поделился с нами этими воспоминаниями:

На сегрегированном Юге

“Я выпил воды из фонтанчика для белых в Новом Орлеане. Мне было 12 или 13 лет. Были отдельные фонтанчики для цветных и для белых. В те годы я уже начинал понимать, как много здесь различий. Фонтанчик для белых имел электрический охладитель, а из фонтанчика с табличкой ‘для цветных’ шла простая водопроводная вода. А в Новом Орлеане жарко! Полицейский прогнал меня. Но я был так взволнован, что побежал домой и сказал маме: ‘Я пил воду для белых!’”

“Я ездил на том же автобусе, что и Роза Паркс. Я должен был зайти в автобус через переднюю дверь и оплатить проезд. Однажды, чтобы не дать мне пройти по салону и ‘испачкать’ белых людей, водитель сказал мне выйти из автобуса и зайти через заднюю дверь”.

Знакомство с Кингом

В центре - Мартин Лютер Кинг (© AP Images)
1956 год. Мартин Лютер Кинг (в центре) покидает здание суда после того, как его признали “виновным” в организации автобусного бойкота в Монтгомери (штат Алабама). Крайний слева – Ральф Абернати (© AP Images)

“Кинг приехал в Монтгомери в апреле, а я в июле. В Колледже Морхауз в Атланте, где я учился, у него был однокурсник, Роберт Уильямс. Уильямс был преподавателем сценической речи. Он сказал мне: ‘У меня есть друг, который тоже недавно приехал в этот город. Я бы хотел вас познакомить’. Кинг был на семь лет старше меня. Однажды мы вместе поужинали. Этот парень [Кинг] произвел на меня огромное впечатление. Он был так молод, но так мудр. Он приехал служить пастором в небольшой церкви”.

“Кинг изучал ненасилие и гражданское неповиновение. Думаю, он не задумывался, как применить эти знания. Я спросил его однажды: ‘Скажи мне, чем ты планируешь заниматься. Ты работаешь в небольшой церкви в этом маленьком городке. Ты мог бы многого достичь. Что ты собираешься делать, как прожить свою жизнь?’ Он ответил: ‘Видишь ли, Берт, я хотел бы, кроме всего прочего, заняться публицистикой, ведь мне придется много выступать перед людьми’. Более подробно на эту тему не говорил. Я считаю, что реальное призвание Кинга обнаружилось, когда Роза Паркс заняла то знаменитое место в автобусе”.

Роза Паркс в полицейском участке (© AP Images)
1956 год, Монтгомери (штат Алабама). У Розы Паркс снимают отпечатки пальцев. Два месяца назад она отказалась уступить свое место в автобусе белому пассажиру. Этот поступок Розы Паркс стал поводом к организации Мартином Лютером Кингом автобусного бойкота (© AP Images)

“Я иногда присматривал за его первой дочерью. Она как-то сказала ему: ‘Папа, я хочу в Городок развлечений. Городок развлечений – парк в стиле Диснейленда. Белые дети с удовольствием проводили в нем время: сладкая вата, аттракционы, весь этот шум. Кинг был озадачен. Впервые в своей жизни он не знал, что ответить дочери, как сказать ей, что она не может пойти в парк. Это как бы сбило его с толку. В конце концов, он сказал: ‘В один прекрасный день мы сможем туда поехать, но не сейчас’”.

После Монтгомери

Молитва в Чикаго (Courtesy of Elbert Ransom)
1966 год. Чикаго. Протесты против расовой сегрегации в жилищной сфере. Элберт Рэнсом (крайний справа), Джесси Джексон (второй справа) и другие протестующие против во время молитвы (Courtesy of Elbert Ransom)

Рэнсом оставил место преподавателя, когда получил стипендию, поддерживавшую его работу по десегрегации жилищного сектора Чикаго. В середине 1960-х он связался с Кингом и в 1968 году помог организовать его последнюю крупную кампанию – в поддержку бедных.

“Я готовил мероприятие на Национальной аллее. Мы работали в здании на углу Северо-Западной 14-й улицы и улицы U в Вашингтоне. Это было сгоревшее здание банка, в котором мы устроили офис. Вечером нам позвонили… сказали, что в Кинга стреляли в Мемфисе. ‘Но он не умер. Мы перезвоним вам и расскажем о том, что происходит’. Раздался второй звонок. Сообщили о смерти. На улицах началось безумие. Именно тогда начались поджоги, и власти были вынуждены ввести войска”.

“Это было огромной потерей и для меня лично, потому что я столь многому научился у Кинга… когда его убили, в моей душе стало пусто. Он должен был еще так много сделать”.