(© Vahid Salemi/AP Images)
Даже после заключения в 2015 г. ядерной сделки режим продолжал расширять и наращивать свои ракетные силы. На заднем плане – портрет аятоллы Али Хаменеи и выставленная на обозрение ракета (снимок сделан 24 сентября 2017 г.) (© Vahid Salemi/AP Images

По условиям заключенной в 2015 г. ядерной сделки Иран должен был отказаться от намерения обладать ядерным оружием и прекратить разжигать межконфессиональное насилие. Этого не произошло.

Вместо выполнения обещаний в течение двух лет и 10 месяцев  до 8 мая 2018 г., когда президент Дональд Трамп вывел США из ущербной сделки  иранские лидеры использовали полученные в результате ее заключения доходы для увеличения военного бюджета режима и финансирования терроризма.

«Во время действия ядерного соглашения… иранская враждебная деятельность не ослабла ни на йоту,  отмечал в конце прошлого года государственный секретарь США Майк Помпео.  Иранский режим продолжал поддерживать ‘Хезболлу’, ХАМАС, хуситов и шиитских боевиков во всем регионе».

Режим на треть увеличил военные расходы, втрое увеличил производство ракет, направил миллиарды долларов жестокому режиму Башара Асада в Сирию.

Президент Трамп избрал другой подход: кампания максимального давления с применением экономических санкций имеет своей целью заставить иранский режим навсегда отказаться от финансирования терроризма и расходовать ресурсы внутри страны.

Как изложил суть этого подхода Майк Помпео, «мы хотим одного  чтобы Иран вел себя как нормальное государство».

Иранские лидеры продолжают ценить своих «прокси» больше, чем свой народ.

За период с 2014 по 2018 г. иранское правительство увеличило военные расходы и финансирование терроризма на 53 процента. Режим истратил 6,4 млрд долларов на силы «Кудс» Корпуса стражей Исламской революции (англ.  IRGC-QF), признанные Соединенными Штатами террористической организацией, которая поддерживает «Хезболлу», ХАМАС и другие зарубежные террористические группировки, а также организовывает теракты за пределами Ирана.

«Иран имел возможность проводить экспансионистскую внешнюю политику в период действия иранского ядерного соглашения,   сказал журналистам 10 января специальный представитель США по Ирану Брайан Хук.  Эта экспансия финансировалась за счет доходов от иранской ядерной сделки».

В то же время люди в Иране  те, кто страдает от 40-процентной инфляции  говорят своим руководителям, чтобы они выбрали другой подход. Когда же в ноябре 2019 г. широкомасштабные демонстрации с протестами против роста цен на бензин охватили всю страну, режим отключил интернет и убил сотни участников протестов.

Крупнейший в мире спонсор терроризма не прекращал свои агрессивные действия и за рубежом.

Возглавляемые генералом Касемом Сулеймани силы «Кудс» атаковали танкеры и захватывали заложников в Ормузском проливе. Они обстреляли нефтяные месторождения в Саудовской Аравии, прервав 5 процентов мировых поставок нефти. Они организовали нападения на посольство США и коалиционные базы в Ираке, в результате чего погиб гражданин США, гражданский подрядчик.

Иранские лидеры накапливают и обогащают уран выше уровня, необходимого для использования в мирных целях, и вместо того, чтобы изменить свой курс, требуют уступок от других стран.

“Они не привыкли говорить ‘нет’, – уверяет Брайан Хук, указывая на тот факт, что режим в период действия соглашения проводил экспансионистскую внешнюю политику. – Президент Трамп противостоит им используя методы, не имеющие прецедентов в истории”.