Первая балерина-американка в Большом театре рассказывает свою историю

В семилетнем возрасте Джой Уомак сказала маме, что когда-нибудь будет танцевать в знаменитом Большом театре. В 2009 году, когда ей было 15 лет, ее мечта осуществилась.

Недавно Джей дала интервью стажеру ShareAmerica Дугласу Неймеру в одном из московских кафе. Ниже приводится сокращенный вариант истории, рассказанной ею.

“Весь мир у твоих ног”

Россия всегда была для меня загадочным местом. Она оказала влияние на мою жизнь из-за моих бабушки и дедушки. В те времена, когда еще существовал Советский Союз, мой дед был редактором научного журнала Scientific American и работал в тесном сотрудничестве с Сергеем Капицей (который вел популярную и выходившую многие годы российскую научную телепередачу “Очевидное – невероятное”).

Когда в возрасте семи лет я начала заниматься балетом, я заявила маме, что буду танцевать на сцене знаменитого Большого театра. “Нет, не будешь,” – ответила она.

Раньше я думала, что балет – это типичное внеклассное занятие для школьницы. Мое мнение изменилось, когда мама повела меня, семилетнюю, на спектакль Большого театра Лебединое озеро и объяснила мне, что танец – это профессия, это работа. В то время я училась балету в [Лос-Анджелесе] и представляла себе свое будущее в духе стандартной “американской мечты”: получить заветное приглашение в труппу New York City Ballet, стать профессиональной танцовщицей, поселиться в Верхнем Вест-сайде на Манхэттене и работать в Линкольн-центре.

Но все изменилось, когда мне исполнилось 12 лет, и мы переехали в Остин [штат Техас]. В этой провинции мама сумела разыскать мне русского педагога. Эта женщина помогла мне определиться со своими приоритетами. Она спросила меня: “Ты хочешь танцевать в Америке – или хочешь, чтобы у твоих ног был весь мир?”

После занятий с ней я поступила в балетное училище Kirov Academy в Вашингтоне. Два года, проведенные в Вашингтоне, принесли мне невероятные впечатления. Мне стало ясно, чего я хочу добиться, я узнала, что такое мультикультурализм. И я осознала, что, занимаясь искусством, можно приносить пользу обществу.

Долгожданная возможность

Однако, прожив два года в Вашингтоне, я почувствовала, что на занятиях мне стало чересчур легко. Я отправилась в Нью-Йорк и записалась на мастер-класс педагога из Большого театра. После мастер-класса преподавательница спросила меня, не хочу ли я сразу начать занятия в ее школе.

Даже в свои 14 лет я понимала, что такой случай вряд ли повторится – к тому времени я уже упустила несколько возможностей. В балете нужно начинать как можно раньше, детство кончается быстро. Помню, как моя семья выезжала из города на День Благодарения, а я тем временем репетировала и танцевала в “Щелкунчике”. Но я была своеобразным ребенком: мне нравилось испытывать боль, нравилось натирать себе волдыри, нравилось терпеть лишения – для меня это в некотором смысле было не трудностями, а чем-то желанным.

В то время передо мной стоял выбор между Американским театром балета и другими школами или репетиторами, с которыми я могла бы заниматься, но я искала такое место, которое помогло бы мне вырваться вперед. В то же время я делала нечто, чего не найдешь ни в одном учебнике. Вероятно, это было самым страшным моментом. Не было человека, к которому я могла бы обратиться за советом.

Когда я пришла к родителям и рассказала о приглашении в Москву, они засомневались. Однако они понимали, что я не хочу упускать такую возможность. Было решено: ехать.

Переезд в Москву оказался плавным продолжением того, к чему я стремилась всю свою жизнь.

Статья в New York Times, переезд в Россию

В Вашингтоне я успела частично освоить то, чем занимаются в России, и это позволило мне сюда попасть. Только-только приехав в Россию, я уже танцевала вместе с выпускниками третьего курса, что было неслыханно. Моя преподавательница продвигала меня, ставя впереди девочек-выпускниц и рискуя своей репутацией. А я тогда и по-русски-то еще не говорила.

Вспоминая то время, я не считаю, что была какой-то “особенной”, но могу сказать, что трудилась изо всех сил. У меня не было возможностей, которыми располагали другие девочки, поэтому мне нужно было много заниматься, чтобы это компенсировать.

Статья в New York Times, появившаяся вскоре после моего переезда [в Россию], резко ускорила мою карьеру в Москве. Когда в возрасте 15 лет я оказалась на первой газетной полосе, это усилило ответственность, которую я испытывала, и дало мне понять, что отныне от меня будут многого ожидать. Но я благодарна за эту новую ответственность. Она помогла мне найти себя и познакомило меня с атмосферой социальных сетей и СМИ. Я также поняла, что рассказ о себе в интернете имеет жизненно важное значение для успеха моей миссии.

В конце концов я поняла, что стремление к успеху, переезд в Россию, профессиональная учеба и развитие своих исполнительских способностей дали мне преимущество перед конкурентами. Больше всего я боялась не России, а неудачи. Страх неудачи подстегивал меня в течение следующих трех лет. И на втором курсе, когда я хотела все бросить, и на третьем, когда мне пришла в голову мысль “А зачем все это?”, моим главным стимулом был страх.

Изначально меня привело сюда и удерживало здесь то, что меня совсем не тянет к комфорту. Я всегда рвусь вперед и хочу бороться. Я боюсь того, что дается само собой.

Большой театр формирует балерину

Большой театр сделал меня балериной. Я упорно трудилась и ждала своего шанса, который в конце концов пришел, когда мне было 17 лет. Я дебютировала в сольной партии в спектакле Большого театра Тщетная предосторожность. Я получила возможность представлять Россию за рубежом, и я никогда этого не забуду.

https://www.instagram.com/p/9NjYbZBCLq/

Говорят, что пути бывают простые и сложные, но в России это по-другому: бывает трудно, а бывает еще труднее. Я приняла много собственных решений и принесла много личных жертв, чтобы быть в Большом театре.

Я чрезвычайно рада тому, как все сложилось, потому что теперь я могу высоко держать голову, идя в Большой театр. Когда я приехала домой и встретила свою старую учительницу, она сказала: “Я всегда знала, что ты хорошая танцовщица. Ты должна вернуться”.

В настоящее время Джой Уомак готовится к дебюту в спектакле “Красавица и Чудовище” в московской труппе театра “Кремлевский балет”, но ее работа по-прежнему позволяет ей ездить по всему миру. Готовясь к конкурсу, который состоится летом 2017 года в Москве, она также сотрудничает с национальным балетом Кубы.

Вы можете следить за ее поездками в Москву и другие города и страны на Instagram.